видеоконференция оборудование видеоконференций программа видеоконференции Polycom Cisco Tandberg Emblaze-vcon Hitech sony radvision
Меню Сайта

Статьи и обзоры

Владимир Путин провел телемост с российской экспедицией в Антарктиде на оборудовании Компании Открытый мир HiTech OWC серии В

Наши заказчики за 2014 год

В Москве состоялась конференция "СОВРЕМЕННАЯ ШКОЛА РОССИИ".

«СОВРЕМЕННАЯ ШКОЛА РОССИИ» - новое инвестиционное решение Северо-Кавказского федерального округа.

Болонская конвенция и международные амбиции России

Компания «ОТКРЫТЫЙ МИР» представила общественности новый стандарт голосования Open World Elections

Обзор рынка видеоконференций 2009-2010

Первое промышленное решение для интерактивного мультикастового вещания через спутник

Печатная продукция

Каталог оборудования и программного обеспечения
аудио видеоконференции, публичное и корпоративное вещание, системы управления

Образовательные ресурсы:

Видеоконференцсвязь HiTech OWC Российского производства

HiTech OWC

HiTech OWC

Tandberg-Russia

Russia-School

Russia-School

Современная религия Цивилизация

Polycom-Russia

Cisco-Russia

 

 

Модернизация образования: французский опыт

Тесные отношения между Францией и Россией являются давней традицией. Близкие геополитические взгляды и общая история не могли не повлиять на общие черты, которые сложились в развитии российской и французской систем образования. Еще с XVIII века российско-французские отношения характеризовались близкими геополитическими взглядами и культурной общностью. 

PARLEZ-VOUS FRANÇAIS?

Отечественная война 1812 года лишь предопределила дальнейшие партнерские отношения. Несмотря на обострения, возникавшие в ХХ веке, диалог между Парижем и Москвой никогда не прекращался. Система подготовки специалистов в наших странах также имеет немало общего.

Структура и содержание французской системы образования во многом отличается от российской. Начальное образование во Франции состоит из двух ступеней: детский сад и начальная школа. Ходить в детский сад не обязательно, но на сегодняшний день практически 100% детей в возрасте от 3 до 5 лет учатся в детском саду. В дошкольном образовании у нас больше общего, чем различий. Французские сады предназначены для детей в возрасте от 2 до 5 лет. При этом лишь 21% французских граждан отдает своих детей в детские сады в возрасте 2 лет. В основном дети идут сад с трех лет. Дети в детском саду делятся на 3, иногда 4, группы: TSP (très petite section, — группа для очень маленьких), PS (petite section, — группа для маленьких), MS (moyenne section, — средняя группа), GS (grande section, — старшая группа). Группы PS и MS входят в 1-й образовательный цикл, группа GS входит во второй образовательный цикл, который включает в себя первые два класса начальной школы. Основные задачи французского дошкольного образования сводятся к развитию языка и подготовке к письму, подготовке к школе и будущему статусу ученика, самовыражение, изучению окружающего мира, творчеству.

Образование в начальной школе начинается с Подготовительного курса (СР) для детей шести лет и состоит из пяти уровней (классов): CP (Cours préparatoire, первый год, 6 лет), CE1 (Cours élémentaire 1, 2-й год, 7 лет), CE2 (Cours élémentaire 2, 3-й год, 8 лет), CM1 (Cours moyen 1, 4-й год, 9 лет), CM2 (Cours moyen 2, пятый год, 10 лет).

Цикл Основного образования (Цикл 2), который начинается со старшей группы детского сада, — это тот период, когда формируются базовые начальные знания, такие как разговорная речь, чтение и письмо — основу для дальнейшего успешного обучения.

Среднее образование делится на две ступени (коллеж и лицей) и длится семь лет. Обучение в коллеже является обязательным, длится четыре года (с шестого по третий класс) и разделено на три цикла:

Цикл адаптации — Шестой класс. В этот класс берут всех выпускников начальной школы без экзаменов. Цель первого года обучения в коллеже: закрепить и свести воедино полученные в начальной школе знания, подготовить учеников к самостоятельному обучению. В этом классе ученики выбирают первый иностранный язык.

Центральный цикл — Пятый и четвёртый класс. Целью этого цикла является углубление полученных знаний и умений. Особое внимание уделяется успеваемости и подготовки к выбору профессионального направления в лицее. В пятом классе начинается химия и физика, также можно выбрать латинский язык как факультатив, а в четвёртом второй иностранный язык.

Цикл профессиональной ориентации — Третий класс подготавливает учеников к выбору одного из трёх направлений: общее образование, техническое или профессиональное. В третьем классе у учащихся появляется возможность изучения древнегреческого языка, также ученики могут выбрать 3-6 часовой модуль «введение в профессиональную жизнь». В конце третьего класса ученики сдают национальный экзамен и получают diplôme national du brevet. Результаты этого экзамена никак не влияют на переход в следующий класс. В конце третьего класса ученики имеют возможность записаться в общий или технологический лицей во второй класс или же поступить в профессиональный лицей для подготовки сертификата о профессиональной пригодности (Certificat d’aptitude professionnelle) по определённой профессии.

Лицеи подразделяются на три типа: общий, технологический и профессиональный. В первых двух обучение — 3 года. В лицеях общего типа по итогам экзаменов выдаётся общий бакалавриат, дающий право доступа к высшему образованию. По окончании технологического лицея сдаются экзамены на получение технологического бакалавриата — право на обучение в университете по своей специальности. Профессиональные лицеи (подобие российского ПТУ) — обучение 2 года, по окончании которых выдаются свидетельство о профессиональном обучении и сертификат о профессиональной пригодности, не дающие доступа к высшему образованию. Высшее образование доступно только при наличии бакалавра.

Декретом № 2002—481 (2002 г.) была введена новая система степеней: лиценциат (3 года) — магистр (2 года) — доктор (3-4 года) (данный декрет не регламентирует продолжительность обучения). Национальный диплом магистра: магистр-исследователь и профессиональный магистр (соотв. DEA и DESS, которые не отменены).

Высшие школы (Les Grandes Ecoles) представляют собой одну из особенностей французской системы высшего образования. Они фактически противопоставлены государственной системе высшего университетского образования во Франции и с большим трудом поддаются сравнительной классификации на международном уровне. Обучение в высших школах считается более престижным, чем в университетах.

Франция достаточно быстро приступила к воплощению идей Болонского процесса. Уже в 1999 году появилась степень «mastaire» (переименована в 2002 г. в «master»), которая автоматически присуждалась обладателям пятилетних дипломов университетского и неуниверситетского секторов. Характерно, что во Франции реформы, получившие название LMD (licence-master-doctorat), проходят без изменений в законодательстве, осуществляются с помощью правительственных декретов и министерских постановлений. В реформу LMD включилось большинство университетов. Это было вызвано в основном их материальной зависимостью: за отказ от реорганизации резко сокращается государственное финансирование ВУЗа.

ИННОВАЦИИ В ОБУЧЕНИИ

На протяжении последних лет значение информационных технологий и современных методик обучения во французской системе образования значительно возросло. Ключевым аспектом повышения эффективности технологий обучения становится диверсификация используемых коммуникативных средств, в основе которых лежат широкие возможности различных каналов связи. Сегодня компьютерные средства с доступом в Интернет есть практически в каждом семье. Стоит заметить, что французская система образования весьма консервативна, что во многом затрудняет процесс повсеместного внедрения интерактивных технологий в обучающий процесс. Процесс нововведений в обучающий процесс сталкивается практически с теми же трудностями, что и модернизация образования в нашей стране. Французы пришли к тому же выводу, что и наши соотечественники: процесс внедрения инновационных технологий в образовательный процесс всегда является более трудным и тернистым, чем это кажется на старте восторженным новаторам. И это, в первую очередь, связано не с консервативностью конкретного государства, а с консервативностью и высокой ролью образования в жизни общества.

Здесь важно упомянуть еще одну, вполне очевидную закономерность, которая тормозит процесс внедрения инноваций в процесс обучения: в то время, как новшества проходят апробацию и тестирования перед их внедрением, они устаревают и заменяются новыми, более совершенными технологиями и разработками. Таким образом, реализация реформ и внедрение инноваций в образовательную систему находятся в одной зоне риска с любовным актом  дикобразов. И то и другое должно осуществляться медленно и осторожно.

Проблемы интеграции информационных технологий в педагогическую практику существуют не только в России. Так и французские, и британские школьники жалуются на недостаточную оснащенность учебных классов аппаратными и программными средствами обучения, недостаточным использованием систем дистанционного обучения, недостаточностью времени освоения передовых технологий и даже базовых навыков владения компьютерными программами и навыками работы с базами данных.  Конечно, время не стоит на месте, и технологии обучения во Франции и соседней Великобритании движутся вперед. Но не стоит думать, что там этот путь менее тернист, чем в российских регионах. Дефицит педагогических кадров и нежелание молодежи работать в школе вносит свои коррективы и там.

Серьезного прорыва в использовании информационных технологий французское общество добилось в основном в преподавании технических и точных дисциплин. Технические дисциплины во Франции являются едиными для всех учебных заведений. Французские образовательные стандарты предполагают использование унифицированных методик обучения, стандартизованного оборудования и программного обучения. Данная позиция отражена и в национальных учебных планах.

Роль информационных технологий и современных средств обучения существенным образом отличается на различных ступенях образования. Например, в среднем образовании (enseignement secondaire) и особенно в высшем (nseignement supérieur) технологии играют весьма важную роль – постигать законы физики проще при помощи аппаратно-программных эмуляторов, а изучать русский язык проще в общении с носителями языка при помощи оборудования видеоконференцсвязи и дистанционного обучения. В начальной школе (enseignement primaire) совершенно иная ситуация. Здесь ключевые позиции принадлежат процессу воспитания, наблюдения за поведением малышей, формированию их жизненных принципов, характера. Доброте и честности проще научить в процессе живого общения, чем компьютерными средствами. На самом деле, ситуация с варьирование интеграции современных технических и программных средств обучения в образовательный процесс является логичной и понятной не только французам, но и отечественным функционерам от образования. По крайней мере, в это очень хочется верить.

СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ ОБРАЗОВАНИЯ ВО ФРАНЦИИ И РОССИИ

Если же говорить о существенных отличиях в системах образования России и Франции, стоит отметить, что Министерство образования Франции, также обеспокоенное проблемами роста инновационного потенциала, хотя и, безусловно, в меньшей степени из-за отсутствия комплекса сырьевой державы, сделало существенный рывок к стабильной инновационной экономике. Здесь учат инноваторов. Прямо со школьной скамьи. Начиная с прошлого года, Министерство образования проводит реформу в содержании программ для 2-го класса технических и профессиональных лицеев (в связи с обратной классовой нумерацией, 2-ой класс соответствует 9-му классу в России). Наряду со списком общеобязательных учебных дисциплин, в обучающий процесс введен список из 8 дополнительных, среди которых учащийся должен выбрать одну. На дополнительную дисциплину отводится полтора часа в неделю. В списке новых предметов французской школы присутствует «Созидание и технологические инновации». Еще в 2010 году Министерство разослало во французские регионы инструктивное письмо, где перечислены цели этого предмета и методы их достижения. Так вот, основной целью предмета является развитие креативности учащихся для повышения конкурентоспособности продукции и технологических систем. Это серьезный шаг, направленный на коренной перелом сознания молодых французов, вынужденных жить в условиях жесткой конкуренции в рамках Европейского Союза. Подобная реформа образования во многом напоминает российскую, но, к сожалению, больше по форме, чем по содержанию. Формирование инновационно мыслящих, национально ориентированных, грамотных и готовых к открытиям патриотов своего Отечества, на уроках бадминтона достичь гораздо сложнее.

СИСТЕМА ТЕСТИРОВАНИЯ И АТТЕСТАЦИИ ВЫПУСКНИКОВ

К сожалению, это не единственное качественное отличие французской системы образования от российской. Все мы помним расслоение общественности на сторонников и противников единого государственного экзамена в России. Основным аргументом авторов и сторонников ЕГЭ было обращение к западному опыту тестирования при итоговой аттестации на различных ступенях образования. Однако, французская система школьной аттестации отводит ключевую роль письменной аналитической работе учащихся. Это классическая письменная работу, позволяющая экзаменатором объективно оценить интеллектуальные и аналитические способности школьников. В гуманитарных классах такая роль отведена сочинениям, в естественнонаучных – решению задач. Тестирование же является скорее исключением, чем правилом. Оно широко применяется при проведении промежуточной аттестации на первых курсах некоторых факультетов.

Франция смогла в полной мере извлечь из введения Болонской системы максимум положительных аспектов. Сегодня французское образование развивается по трехступенчатой системе LMD, включающей бакалавриат (licence), магистратуру (master) и аспирантуру (doctorat).  В российской модели аспирантура исключена их ступеней образования. Систематическая работа и внимание к развитию перечисленных ступеней образования во Франции позволили достичь ключевого результата: от уровня диплома выпускника напрямую зависит его конкурентоспособность на рынке труда. Уровень диплома, соотнесенный с оконченной ступенью образования, определяет уровень притязаний и состав предложений на рынке труда. При этом, во французской системе образования реализуется принцип непрерывной кодификации профессиональных навыков. Получив вожделенное рабочее место, специалист вынужден постоянно повышать свой уровень компетенций, проходя различные учебные курсы  и получая дополнительное образование. В противном случае, человек может лишиться права заниматься той или иной профессиональной деятельностью. Данный подход обуславливает тотальную реализацию принципа «обучения на протяжении всей жизни», механизм, который обеспечивает поступательное развитие французской экономики и снижает риски устаревания знаний. Трехступенчатая система образования позволяет также произвести качественную ротация французских учебных заведений, благодаря жесткой сертификации по конкретным ступеням обучения. Справедливости ради, стоит заметить, что Российская Федерация также начала движение в данном направлении, которое выражается в сокращении числа диссертационных советов в ВУЗах. Также до недавнего времени на территории страны существовали высшие учебные заведения, которые выдавали дипломы бакалавра.

В России можно часто услышать, что диплом о высшем образовании – это пропуск в будущее. Во Франции и других европейских странах иная ситуация. Диплом представляет собой лишь минимальное условие доступа к квалифицированному найму. В условиях массового распространения высшего образования, диплом выводит выпускника на стартовый уровень работы. Таким образом, магистерский диплом дает выпускнику более обширный выбор профессиональных позиций, чем диплом бакалавра. Ситуация с третей ступенью французской системы образования обстоит несколько иначе, она является наиболее близкой с российской системой послевузовского образования. И в России, и во Франции, формы послевузовского образования (аспирантура или докторантура) определяют статус и привилегии выпускников, работающих в научно-исследовательской или преподавательской сфере. Для специалистов коммерческих структур наличии ученой степени  кандидата или доктора наук не имеют определяющего значения. Значимость степени кандидата наук в России в последние 15-20 лет неуклонно снижалась вследствие снижения научной значимости работ и массовой защиты диссертаций, целью которых зачастую являлось не признание в научном и мире и научный поиск, а личные амбиции участников данного процесса. Французская система образования в меньшей степени подверглась этим тенденциям. Тем не менее, французский рынок высшего образования отчасти также подвергся деградации, ставшей результатом аттестации многими ВУЗами выпускников по модным, заведомо невостребованным на рынке специальностям.

РЕЙТИНГИ ВУЗОВ И СТАТУС ПРЕПОДАВАТЕЛЯ

Мы давно привыкли, что российские высшие учебные заведения классифицируются на «престижные» и «не престижные». Данная иерархизация не является российской прерогативой. Подобная ситуация наблюдается и во Франции. Ключевым критерием отнесения ВУЗа к той или иной категории является факт общественного признания престижа. Очевидно, что знаменитая La Sorbonne, ведущая свою историю с XII столетия, имеют грандиозный рейтинг по сравнению со сравнительно молодым Венсенским университетом.

Статус преподавателя во Франции достаточно высок. Педагогом быть и престижно, и модно, и почетно. Чего, к сожалению, нельзя в полной мере сказать о нашей стране. Франция является политически централизованным государством, в котором по сей день преобладает государственное образование. Французский профессор – человек, имидж и общественное восприятие которого можно охарактеризовать как «благородный чиновник». Профессора пользуются громадным публичным авторитетом и оказывают значительное влияние в том числе и на политическую жизнь Республики. Для наших педагогов, прошедших советскую систему подготовки и имеющих опыт преподавательской деятельности в СССР эти слова не станут чем том из ряда вон выходящим. В советское время в нашей стране наблюдалась подобная ситуация. После того, как правительство Саркози стало  менее внимательно относиться к проблемам преподавательского корпуса, влияние профессорского состава на публичную жизнь стало падать. В этом наши страны очень похожи, так как публичное восприятие и престижность учительской профессии напрямую зависит от отношения к ней со стороны высших органов государственной власти.

Между тем органы самоуправления преподавателей по-прежнему играют большую роль в общественной жизни Французской Республики, определяю во многом вектор развития национальной системы образования. Именно органы самоуправления проводят аттестацию педагогов, которая заключается в предоставлении права на осуществление преподавательской деятельности. Да и ключевые решения, связанные, например, с управлением университетами и факультетами, решаются в основном общими собраниями (ассамблеями) преподавателей, а не чиновниками. Срок действия такой аттестации – 4 года. При этом после ее прохождения потребуется утверждение на вакантную должность комиссией, которая состоит из нескольких преподавателей. На одно вакантное место преподавателя может претендовать до 150 человек одновременно. После конкурса досье, кандидаты в обязательном порядке проходят собеседование. Так что, вероятность увидеть педофила на должности физрука во Франции близка к вероятности встретить снежного человека в центральной полосе России.

Однако не стоит обольщаться. Французская система отбора кандидатов на вакантные должности тоже не совершенна. Для нее зачастую характерны и сговоры, и подготовка конкурсов под своих кандидатов. Но, все же, нельзя сказать, что конкурс на замещение вакантной должности преподавателя во Франции – фикция. К сожалению, для нашей страны честный, реальный конкурс на место преподавателя находится в той же понятийной плоскости, что и уже упомянутая выше личность снежного человека.

Подобный вывод может быть справедливо отнесен и ко многим другим аспектам, связанных с развитием и модернизацией системы образования. Хотя, в общем-то, реформы образования в наших странах основываются на различной стартовой базе, различных ментальных фундаментах и основаны на отличающейся системе ценностей и приоритетов, во многом мы повторяем французские ошибки, а французы повторяют наши. Процесс этот вполне себе закономерен. Дело остается за малым – научиться перенимать друг у друга успешный опыт.

Роман Ступин, главный редактор всероссийской газеты «Современная школа России», член научно-экспертного совета всероссийского фонда «Национальные перспективы».

 

 

Пресс-центр комплексной программы
«СОВРЕМЕННАЯ ШКОЛА РОССИИ»
+7(499)788-72-39
mail@owc.ru

 

Вернуться назад

 
 
Яндекс.Метрика ђейтинг@Mail.ru © Видеоконференция, оборудование видеоконференции